В Америке существует представление, что президент Российской Федерации Владимир Путин стал защитником традиционных христианских ценностей и некогда бывший атеистическим Союз Советских Социалистических Республик (СССР) фактически стал Православной Христианской страной. Многие американцы теперь считают, что большинство россиян приняли православие, что соответствует их убеждениям, и даже покаялись, перевоплотившись из атеистической в современную христианскую страну.

Конституция Российской Федерации придает большое значение этому широко распространенному мнению среди многих американцев. Сама Конституция гарантирует свободу вероисповедания. Статья 28 предусматривает следующее:
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Несмотря на данное положение Конституции, российское правительство после 1997 года разработало законы, которые нарушают это положение. Это не должно удивлять обычного россиянина, поскольку глава 7, статья 52 Конституции бывшего Советского Союза также предусматривала свободу вероисповедания, а именно:

Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа – от церкви.

Но Феликсу Дзержинскому понравилось бы, что, похоже Лубянка, может сохранить свой титул за лучший вид в Москве, так как оттуда еще можно увидеть Сибирь.

В октябре 1990 года при президентстве Михаила Горбачева был принят Закон о свободе вероисповедания, который являлся одной из последних и самых важных либерализационных законодательных реформ, введенных в старой советской системе. Впервые в российской истории, исповедание религии было объявлено “неотъемлемым правом российских граждан”. Это право также распространялось на всех проживающих в России, независимо от их гражданства. Закон поддерживал строгое разделение между Церковью и государством, обеспечивал идеологический нейтралитет государства и гарантировал равные права для всех конфессий, независимо от их происхождения и размера.

Это изменение закона породило сильное антисектантское движение, сосредоточенное в Русской Православной Церкви Московского Патриархата. В ноябре 1996 года тогдашний Епископ Православной Церкви Кирилл, который впоследствии был избран в 2009 году Патриархом Московским и всея Руси, публично говорил о проблеме прозелитизма, с которой сталкивается Русская Православная Церковь (РПЦ), утверждая, что однажды изданный закон 1990 года, который допускал реальную свободу совести, привел к тому, что “набросились орды миссионеров, полагая, что бывший Советский Союз – это огромная миссионерская территория”.

В 1997 году президент России Борис Ельцин был первым, кто принял новый закон, регулирующий религии в России, в котором конкретно проводится различие между традиционными и нетрадиционными религиями в России. Закон о свободе совести и о религиозных объединениях ограничивал регистрацию религиозных организаций и деятельность религиозных групп иностранного происхождения. Религиозные общины, зарегистрированные в соответствии с законом 1990 года, должны были пройти повторную регистрацию, и многим из них в процессе было отказано, включая Армию Спасения, Иезуитов, Свидетелей Иеговы и Церковь Саентологии.

Духовная безопасность стала движущей силой для российского правительства после принятия законопроекта 1997 года. Правительство стало очень подозрительно относиться к иностранным миссионерам, полагая, что они являются тайными агентами иностранных разведслужб, которые в действительности активно собирали информацию о российской политике и стратегической деятельности.

Тем не менее уже в 1993 году возникла организация под названием Российская ассоциация центров изучения религий и сект (РАЦИРС) и выдвинула Александра Дворкина в качестве ведущего борца против сект в России, который стал агитатором и популяризировал термин “тоталитарная секта” для мирных религиозных меньшинств в России. В 1993 году РАЦИРС поставил своей целью “распространять правдоподобную информацию о доктринах и деятельности тоталитарных сект и деструктивных культов”.

Согласно сообщениям, именно Александр Дворкин распространял дезинформацию среди религиозных меньшинств, утверждая, что миссионеры на самом деле были иностранными агентами, действующими в качестве врагов для России, и называя Мормонов просто “огромной международной бизнес-корпорацией, действующей под видом религиозной организации”, а так же говорил, что Пятидесятники были известны своей разрушительной деятельностью, и что “во время их церемоний людей погружают в состояние транса, так что они почти теряют свою человеческую форму”.

Подобная демонизация неправославных верующих создала в России атмосферу преследования. 6 июля 2016 года президент России Владимир Путин подписал два федеральных закона, которые в своей формулировке призваны “противодействовать терроризму” и “обеспечивать общественную безопасность”. Эти законы стали известны под названием “Закон Яровой”, большинство из которых вступили в силу 20 июля 2016 года. Доктор философских наук Роман Лункин назвал “Закон Яровой” “инструментом разрушения свободы вероисповедания”.

Этот закон сразу же ограничил свободу вероисповедания в России. Среди прочего он ограничивал места проведения миссионерской деятельности, сузив их до помещений или земель, принадлежащих религиозной организации или кладбищ. Осуществлять миссионерскую деятельность в общественных местах было запрещено, особенно это касалось жилых помещений (речь о домашних Церквях или изучении Библии), а также помещений или земель, принадлежащих другой религиозной организации. Миссионер также обязан иметь при себе письменное решение организации-спонсора, разрешающее миссионерскую деятельность.

15 марта 2017 года Министерство Юстиции направило запрос в Верховный суд России с просьбой запретить организацию «Управленческий центр Свидетелей Иеговы» по всей стране и объявить организацию экстремистской, присваивая ее членам тот же статус, что и членам ИГИЛ. После этого члены организации были привлечены к уголовной ответственности, и было очевидно, что церковная собственность будет национализирована, как это практиковалось в бывшем Советском Союзе.

После принятия “Закона Яровой” такие мероприятия, как молитвенные собрания в домах, размещение в социальных сетях времени поклонения или даже чтение лекций по йоге, были истолкованы как «миссионерская деятельность», и по меньшей мере пятнадцать различных религиозных традиций столкнулись с обвинениями с июня 2017 года.

Кроме того, в современном российском обществе более терпимо относятся к антисемитизму. По данным Информационно-аналитического центра “Сова”, антисемитизм в России возрастает с каждым годом. Фактически, Генеральная прокуратура имеет право по своему усмотрению запретить любую иностранную или международную неправительственную организацию, которую она посчитает “представляющей угрозу основам конституционного строя Российской Федерации или государственной безопасности”. Мудрый человек быстро догадается, что большую роль играет “государственная безопасность”, а не конституционный строй.

В 2017 году Комиссия США по международной религиозной свободе включила Российскую Федерацию в список “Стран особой озабоченности» или КПК. Это означает, что данная Комиссия по международной религиозной свободе обнаружила систематические, продолжающиеся, грубые нарушения свободы вероисповедания, включая, помимо прочего: пытки, жестокие, бесчеловечные или унизительные наказания; длительное содержание под стражей без предъявления обвинений; похищение или незаконное удержание лиц, повлекшие за собой исчезновение; а так же другие грубые нарушения прав на жизнь, свободу или безопасность людей.

В России прекрасно известно, что сотрудники службы безопасности регулярно избивают или иным образом жестоко обращаются с задержанными, чтобы получить от них признательные показания, компрометирующую информацию или попросту ради финансовой выгоды. Пытки и жестокое обращение распространены в тюрьмах, следственных изоляторах и даже в участках местной полиции. Некоторые из используемых методов включают жестокие избиения, отказы в еде, имитацию удушья, связывание и подвешивание за руки, а также применение электрошока. Так же используются угрозы членам семьи и шантаж.

Иными словами, несмотря на все представления, Российская Федерация стала грубым нарушителем прав на свободу вероисповедания, и, даже используя Православие, нельзя скрыть правду о восстановлении нетерпимости к другим конфессиям, как это было в Советском Союзе.